Детям запрещено трогать мою тарелку
Обучение питанию

Детям запрещено трогать мою тарелку

Левчук Виктория Александровна©
Левчук Виктория©

Идея матери-жертвы — один из самых пагубных стереотипов — тот, чьи стандарты невозможно соблюсти, но также невозможно от них избавиться.

С одной стороны, матерей часто обвиняют в том, что они становятся жертвами материнского мученичества. (О, эта мать снова играет в мученицу! О, смотри, она жертвует своей жизнью в угоду детей! Она постоянно жалуется, что отдала все, а они ничего взамен!)

С другой стороны, от матерей общество ожидает жертвенности. (Если бы она действительно любила своих детей, она не была бы такой эгоисткой?!) Иногда мы хвалим матерей за жертву. (Она такая хорошая мама! Просто посмотрите на нее, она же все делает ради своих детей!)

Детям запрещено трогать мою тарелкуЧаще всего женщина превращается в мученицу с кухонного стола. Точнее, на кухонном столе перед нами стоит тарелка с едой. Мы приготовили еду для всей семьи, разложили по тарелкам, перед каждым стоит своя порция. Мама всегда кушает последней. Потому что я за своими мужчинами просто не успеваю. А вы? То соль подать, то хлеб, в итоге ем, когда все остальные поели. И тут начинается.

Хвать из моей тарелке, кусочек по жирнее и вкуснее!!! Это терпимо, когда у ребенка только проснулся пищевой интерес. Как его подогревать? Конечно, позволять воровать еду с тарелки. Но ребенок растет, а метод не меняется. В итоге мне не достается кусочек шоколадки, потом тортика. Все вкусняшки уходят в ненасытные детские ротики. И мне не жалко!!! Честно. Однако дети со временем перестают даже спрашивать – «Хочу ли я это скушать? Могу ли я поделиться? Хочу ли я поделиться?»

Но я отказываюсь быть мученицей, вести себя как жертва, когда дело доходит до еды из моей тарелки.

Детям запрещено трогать мою тарелкуМоя тарелка — это моя территория. На самом деле это личные границы, которые надо соблюдать. Мои дети колонизировали мое тело, мой дом, мое время, мои деньги, мой разум, мое сердце и душу. Моя любовь к ним огромна, и я с удовольствием поделилась бы с ними своей едой, в случае голода или тяжелого времени. Я даже с радостью делюсь с ними своей едой сейчас — но только когда я не хочу ее кушать.

Я делюсь из щедрости, но не из обязательств.

Это вопрос заботы о себе, вопрос «наденьте кислородную маску, прежде чем помогать своим детям». Я ем для своего здоровья. Я ем для удовольствия. Я ем для пропитания. Я ем, чтобы жить.

И если мама голодает, никто не будет счастлив.

Поэтому я никогда не пойду кормить грудью ребенка, если не поела/доела. Он может орать в коридоре, но я буду спокойно кушать. Если кого-то из членов семьи не устраивает крик ребенка, то он идет и успокаивает его как может. Со временем младший ребенок привык и спокойно ждет, когда мать поест, если уже сам насытил свой голод.

юмор дети юмор дети

Синестезия вкуса у детейТакже я за равноправие в семье. Поэтому шоколадка делиться на всех поровну. Если ты съел свою часть, то можно попросить, я дам, если не хочу. Я не ведусь на губки бантиком, милое лицо и слезы. Меня так учила мама, или поровну или никак. Я очень благодарна ей за этот урок.

Мне кажется, все начинается с последнего вкусного кусочка. Это как знак не уважения к маме.

Я отказываюсь быть жертвой или мученицей, во имя желания моих детей съесть тот, последний восхитительный кусок.

Чтобы никто не подумал, что я жадная, эгоистичная мать, пожалуйста, обратите внимание, что ни один человек на этой планете не имеет законные права на мой ужин.

Когда у ребенка пищевой интерес в самом разгаре, и он лезет к Вам в тарелку. Просто играем с ним в вопросы и ответы.

— Ты хочешь этот кусочек? – показываем пальцем.

— Хорошо, я тебе дам?

Кладем этот кусочек в его тарелку.

Детям запрещено трогать мою тарелку

Мы поддерживаем пищевой интерес, но при этом даем понять, спроси и получишь. Чем старше ребенок, тем подробнее объясняем этот момент. Все зависит от личных границ матери, как она хочет, чтобы дети с ней поступали.

Если я покупаю сладости, то беру на всех, себе и мужу, и детям. Если ребенок получил от бабушек сладости, он делится, это уважение. Я спокойно могу отказаться, но он должен предложить. И я пишу здесь про семью. Я не буду настаивать делить долгожданную сладость с друзьями, если он этого не хочет или ему жалко. Я считаю, что для близких людей никогда не жалко. А вот круг близких людей он расширит сам самостоятельно по мере взросления.

Как понимаете, у меня личные границы расставлены не только в отношении еды. Все начинается с себя. Как ребенок поймет, что такое личные границы, если ему не показать на своем примере.

Согласны со мной? Жду комментарии.